Skip to content

Тимофей Копылов о новом альбоме, «Голосе» и многом другом

timot

Интервью вокалиста Рекорд Оркестра порталу KM.RU

— Альбом содержит жизнеутверждающую песню «Застрелись». Что послужило импульсом к ее написанию – желание постебаться над натужно жизнерадостными хард-роковыми боевиками, казенной смурью русского рока или декоративными суицидальными настроениями некоторой части молодежи?

Т.К.: — Скорее всего, последнее.. Если честно, все мои знакомые самоубийцы были весёлыми и решительными чуваками, никогда не ныли по поводу своих проблем окружающим. Они просто неожиданно для всех лезли в петлю или бросались с крыши. Те же, кто постоянно демонстративно наматывают сопли на кулак – мол, жизнь не та, и жить не в мочь, отравляя своим унынием всё своё окружение — никогда не уйдут из жизни добровольно, они так и будут оргазмировать в слезах в позе жертвы обстоятельств до гробовой доски, абсолютно не прилагая никаких усилий. Так что,  за нытиков я меньше всего переживаю — они ещё нас переживут. Ну и да, без рефлексии и собственных страхов здесь тоже не обошлось (смеется).

— «Клуб путешественников» записан под впечатлением от ваших поездок. Воронеж, Питер, Тель-Авив – почему именно эти города удостоились отдельных посвящений? В чем их индивидуальная аура и как ее удалось передать?

Т.К.: — Прошу прощения за банальность, но тут каждая песня — это отдельная история. Ни в Воронеже, ни в Тель-Авиве, ни в Мозамбике (а теперь, внимание, страшную вещь скажу) НИ НА КАВКАЗЕ мы ни разу не были. «Тель-Авив» (уж если мы говорим о текстовой составляющей – возник в результате общения с одной медийной личностью соответствующей национальности. «Во мрак», «Среда», «Миллион Миль» и… не удивляйтесь — Мозамбик — это да: Питер чистой воды: там мы писали первый альбом, отыграли множество концертов, там много наших друзей, да и, что греха таить, во Владимире, где мы живём — нет бордюров — одни поребрики кругом (смеется). С Воронежем — сложнее: я поставил себе задание — написать песню на португальском языке… только с русскими словами — а самым португальским топонимом в России — оказался Воронеж.. Ну и шипящие и свистящие звуки просто созданы для босса-новы, Вам не кажется? Поэтому вся песня ВЖЗ-БЖ-ЧШ-ПШ-КЖ-БЖУА (смеется).

— А почему нет в альбоме отдельной песни про ваш родной Владимир? О сокровенном не пишут?

Т.К.: — Для песни про Владимир, я наверное ещё не созрел, так что пускай это будет, эммм..ю Самое прекрасное место. Дома хорошо вообще. Переезжать не собираюсь.

— С географическими источниками вдохновения альбома все более-менее ясно. А чем вы вдохновлялись в музыкальном плане? Например, в интонациях и провокационном посыле «Самого прекрасного места» слышится «Ленинград», а в «Штирлице» — «Запрещенные барабанщики»…

Т.К.: — Я даже не буду увиливать — в СПМ мы опирались на Guns N’ Roses на их подачу, как в музыкальном так и в лирическом плане. Рок — в первую очередь про секс, смерть и проблемы в обществе, а тут мы одной песней взяли и объяли необъятное. Честно говоря, мне больше петь и говорить не о чем, да и не зачем. В этом, наверное, и причина скромного успеха Рекордов. Пели бы мы про водку или тюрьму — ходили бы в золоте, но пока эти темы мимо меня. Русские певцы, конечно, поют и о любви и о Родине, но серьезно монетизировать популярность своих песен удаётся только тем, кто поёт про тюрьму и дурманящие вещества, да и то не всем. Всё это похоже на чей-то коварный план. Единственный, кто сломал систему — это Стас Михайлов — там всё о любви и всё для неё (смеется).

«Запрещённые барабанщики»? Нас чаще тыкают в «ундервудовский» «Гагарин, я Вас любила, о…» Ну ладно, что-то новое…

В «Штирлице» хотелось просто попробовать написать лёгкую и «быстроусвояемую» песню — чтоб со второго припева захотелось подпевать, но, кажется, мы, как обычно, всё усложнили. Если уж начистоту, то за всю латино-составляющую в нашем творчестве мы должны благодарить «Маркшейдер Кунст» и духовую секцию: Иван Неклюдов + Саша Плюснин + Антон Вишняков + Костя Семёнов ну и без перекуссии от Кирилла Ипатова не обойтись — ребята за последнее время много с кем стали сотрудничать — и с Леной Ваенгой и с Сан-Сэй и «Оптимистика Оркестра», с нами и с морем других проектов.

— «Без трусов» — не отголосок ли это песни «Подруга подкинула проблем» «Двух самолетов»?

Т.К.: — Классная песня, кстати — нужно переслушать! Там вроде про яйца было? Или про трусы тоже? А так — миру давно была нужна песня с таким припевом. Теперь она у него есть. Этот припев крутился у меня в голове пару лет, но как сделать к нему правильную подводку — я не знал… И вдруг — случилось чудо: в один и тот же день, нам отказал в ротации владелец одной из главных рок-радиостанций с формулировкой — больше такую гадость просим не присылать (это про «Самое прекрасное место») и.. я умудрился жёстко накосячить на работе у нас на стройке, отчего охватил от хозяев… И – вуаля — волшебным образом всё встало на свои места — появились недостающие куплеты, и уже вечером мы приступил к музыкальной составляющей на репе.

— Альбом во многом ретроспективен. А что принципиально нового в его музыке и звучании появилось по сравнению с вашими прошлыми релизами?

Т.К.: — «Рекорд Оркестр» — на мой взгляд, самый не стильный коллектив — песни разные и звучание у всех песен разное. Поэтому — тут не просто альбом — тут песни друг от друга отличаются.. Это головная боль для наших пиар-агентов и букеров. «Рекорд Оркестр» — это эмоциональные качели, настроенческая карусель.

— Повлиял ли на ваш новый альбом факт участия в шоу «Голос» и «Главная сцене» (в плане опыта, впечатлений и проч)?

Т.К.: — Наше участие в «Главной сцене» и «Голосе» — вынужденный шаг. Будучи неротируемым коллективом — у нас нет более никакой возможности заявить о себе, кроме этих конкурсов. Все-таки (сейчас я могу об этом с уверенностью сказать) — наша публика — до сих пор смотрит телевизор и слушает радио. Интернет-публике — мы особо не интересны: мы не призываем ни к смене правительства, ни к революции, не поём про тюрьму за репост (щас все почему-то упорно едут на этой теме) , не поём про как классно подвигаться пьяным на танцполе. Подводя черту – не поём о том, что было бы интересно публике в возрасте от 14 до 22х… Да и, положа руку на сердце — кто ждёт второго интернет хита от группы, раскрутившейся в интернете? Правильно — никто. Все уже ждут — когда ты перейдёшь на уровень выше и станешь теле-иконой и начнёшь вещать из красного угла в каждой квартире… А если этого не происходит — то тебя тупо забывают – и всё.

Конечно, главной целью «Голоса» (для «Рекорда») было исполнение там своей песни — многим ребятам это удавалось – нам, увы, нет. Наставник и канал — больших песен у нас не услышали. Ну что ж — есть над чем работать. В любом случае, мы очень благодарны проекту за профессиональный опыт, за пару классных каверов в нашем сет-листе, ну и не буду скрывать — за полгода хайпа, основанного на послевкусии «Голоса» у зрителей. Плюс — я удовлетворил свои вокальные амбиции и понял, над чем работать дальше как вокалисту.

— Стало ли больше людей приходить на концерты после участия в этих программах? Или же, наоборот, это как-то повредило вашей репутации независимого музыканта?

Т.К.: — Да, людей стало больше — это факт, особенно в первые месяцы по окончании проекта. Вред? Никакого вреда — наоборот, благодаря проекту  я получал прекрасные отзывы от коллег по цеху. Даже стал общаться с музыкальными авторитетами из рок-среды, с которыми и мечтать не мог как-то пересечься. Группу узнали, несмотря на то, что в «Голосе» не прозвучало ни одной нашей песни. В конце концов, нам был дан полный карт-бланш на аранжировки конкурсных номеров за что Леониду Николаевичу Агутину низкий поклон. Без него я бы пел «караоке» и вылетел на втором же этапе.

— С кем из «Голоса» и «Главной сцены» (кроме Ваенги, о которой много информации) поддерживаете отношения?

Т.К.: — С конкурсантами общаемся, как с «Главной сцены», так и с «Голоса». Из наставников — с Леной Ваенгой. Лена — искренность, честность и тепло нашей эстрады. Абсолютно неподдельная. Добрейшей души человек с неуёмной энергией. Для меня большое счастье и приятная ответственность быть её другом.

— Сталкивались ли вы в «Голосе» с откровенными подтасовками и подсиживаниями?

Т.К.: — Нет. Честные эмоции с кастинга и до финала. Нервяк — мощнейший. Красный квадрат — не просто профессионалы своего дела — это гигантская отлаженная машина.

— Что думаете о скандале в «Голос. Дети» с накруткой голосов за дочку Алсу?

Т.К.: — Я категорически против детских конкурсов. С соревнованиями понятно всё: ну не прибежал первым, потренировался и через годик завоевал золото. А тут… Всё так субъективно. Я сейчас Вам начну доказывать своё мнение о том, что Микелла — самый стильный и вкусный конкурсант, так меня же закидают тряпками. Да, была у неё пара слабых номеров (но я-то знаю — что не все песни, что тебе вручает наставник — стопроцентно то, чем ты горишь; зачастую — это совсем наоборот). Лично мне несказанно повезло: с Леонидом Николаевичем у нас был постоянный диалог по поводу предстоящих номеров, было много споров, и я изрядно измотал ему нервы (как мне кажется). Хотя Агутин – глыба, хрен его измотаешь. В любом случае, основная масса номеров Микеллы — эстетическая вкуснятина как в плане интонаций, вокального искусства, так и в общении с наставниками и на интервью… Но опять же — это моё субъективное мнение.

И да, «Голос» — это не только про высоко и громко. Высоко и громко — это Рекорд Оркестр (смеется). Честно — не понимаю, зачем Микелле и семье Алсу было нужно участие в «Голосе». Надеюсь, у неё не пропало желание стать звездой эстрады после чьей-то абсолютно медвежьей услуги (не хочу даже предполагать чьей — Бог спросит с каждого). У неё есть всё и самое главное есть ВСЕ для того — чтоб через пару лет — не слезать с экранов телевизоров. А Первый канал — поступили в итоге красиво — разрулили ситуацию так, как даже я не предполагал. Снимаю шляпу. А за чей счёт этот банкет с раздачей мульёнов — мне если честно, даже не интересно.

Беседовал Денис Ступников

Оригинал публикации на портале KM.RU

root Administrator